sale yursana small

«Осторожно! Псевдодиетологи!»

ostorojno-icon
kulinariya

Кулинарные записки от Юрсаны

Легко ли расстаться с вредной привычкой

Email Print

Для того, чтобы быть такими, какими мы никогда не были, нужно сделать то, что мы никогда не делали

legko-li-rastatsaМы уже говорили о том, что вредная привычка – наш самый милый и хороший друг. Она дает нам возможность наслаждаться жизнью, приносит то удовольствие, которое мы не в состоянии (или разучились) получать от семьи, от любви, от работы, от общения с друзьями.

В одном провинциальном городке, откуда я родом у меня есть хороший знакомый. У него есть всего одна вредная привычка: он любит жареные семечки. Ну, знаете, на Украине это третий по наркотичности продукт после сала и самогона. Вы когда-нибудь бывали на футбольных баталиях самого разного ранга или в кинотеатрах украинской глубинки или, в конце-концов, на гомонливых украинских базарах? Всюду вы можете увидеть огромное количество людей, достающих черненькие небольшие семена, сующие их в рот и смачно оплевывающиеся шелухой во все стороны света. Эти груды шелухи стали просто проклятием и стадионов, и кинотеатров, этой лузгой густо усыпаны тротуары вокруг городских рынков? Посмотрите на среднестатистического украинца – и если карманы его куртки подозрительно оттопыриваются в них не пластиковая взрывчатка, ни в коем случае! В них стакана два семечек в целлофановом кульке и вот эти странные движения типа причмокиваний с облизыванием – это как раз миг предвкушения встречи с ними – семечками... На любом базаре в любом райцентре вам расскажут, покажут, объяснят, да еще и дадут попробовать этот прекрасный продукт – чуть обжаренные на сковороде семена яркого цветка – подсолнуха. Кстати, для алкашей это самая дешевая и убойная закусь, что-то на уроне рукава. Так вот – мой товарищ таскался с этими семечками повсюду. Он ел их постоянно: по дороге на работу и по дороге домой, он проносил их на рабочее место и пощелкивал ими втихаря от начальства, он лузгал их и на футболе и за телевизором, наблюдая за футболом, а длинными зимними вечерами на плитку ставилась сковорода и вся семья дружно защелкивалась этими свежевыжареными семенами.

И что тут такого? А ничего плохого – скажет вам в ответ добрая привычка лузгать семечки. Семена подсолнуха низкокалорийный продукт и поглощается он в очень небольших количествах. Ну, во-первых, калорийность жареных семян подсолнечника не такая уж и маленькая. Всего-то 582 Ккал в 100 гр очищенных зерен. А стакан семечек – это примерно 75-80 гр очищенных зерен , т.е. 465,6 Ккал. А вот насчет времени! У-у-у! Мои личные наблюдения показывают, что уничтожение непереработанных носителей подсолнечного масла идет с такой пулеметной скоростью… тут дело даже не привычке, а в многолетней и многотрудной практике.

Представьте себе такую картину: прихожу я к своему другу, а он сидит за письменным столом, прыщавый интеллигент с начинающимся брюшком, в соседней комнате вопит жена, бурчит теща, прыгают по диванам дети - общем, привычная рабочая обстановка. С рабочего стола все сметено на пол: бумаги, открытки, фотографии любимых актрис. А на столе возвышаются две здоровенные груды: с одно стороны куча поменьше – это семена подсолнуха, с другой – агромадная куча лузги. И разбросаны эти черные лушпайки уже по всему пространству комнаты…

- На работе завал, – сообщает мне лохматая голова, после чего ладонь сметает со стола кучку уже очищенных белых семян и забрасывает их в рот.
- Ленка-гадина, надо опять семечек поджарить, а то уже нету… Все бабы сволочи… -добавляет он сокрушенно и начинает орать, как угорелый:
- Мать, поджарь зэрнят!

И мне приходилось наблюдать эту картину неоднократно.

А теперь представьте себе, что лет через двенадцать-тринадцать после описываемых событий мой товарищ появился у меня в клинике уже совершенно больным человеком с сорока лишними килограммами веса, одышкой, пораженными легкими (медики называют такое состояние, когда человек засыпает буквально на ходу синдромом Пиквика – по имени диккенсовского персонажа). Вместо намечавшегося брюшка у него оказалось солидное отвисающее брюхо не слишком преуспевающего провинциального бюрократа.

- Вот! – сообщил он мне, вытаскивая из кармана очередную горсть семян, - совсем здоровья нету. Брюхо еле по земле волочу. Ты меня хоть голодом морить не будешь? - спросил он меня с надеждой на то, что не буду. До этого его действительно пытались вылечить «лечебным» голоданием – и безуспешно.

Могу рассказать вам страшную тайну – я не морил товарища своего голодом, я не садил его на строжайшие диеты – а как можно было садить человека на голодание, если он кроме предписанной доктором щелочной воды лупил за день четыре-пять стаканов тех же семечек? От горя (по его мнению).

И когда я смотрел на своего товарища, жующего семечки и придавленного к больничной койке своим весом, постоянно задыхающегося, сонного, отечного я понимал, что именно его пищевые пристрастия, его вредные привычки привели его к такому бедствию.

И если вы сумеете правильно оценить свою внешность – вы поймете: она результат Вашего невежественного обращения с самим собой, она результат того, что ваши вредные привычки полностью завладели не только вашим сознанием, но и вашим подсознанием, покорили себе все ваше существование...

И если ты осознаешь простую связь между состоянием твоего тела (твоей души) и твоими привычками – ты сделаешь первый шаг на пути избавления от оных.

Не буду рассказывать небылиц – мой товарищ так и не сумел преодолеть свои привычки. Его нынешнее состояние – состояние инвалида, поддерживающего свое бренное существование кучей препаратов. Я не делаю чудес. Я просто предлагаю вам – смотрите, думайте и решайте. На одной стороне реки – ваше здоровье, активная, полная событиями и прекрасными свершениями жизнь. На другой – болезни и отчаяние.

А чего достоин ты? Любой скажет – лучшего. Но при этом не хочет ради этого лучшего и пальцем пошевельнуть. Что же, если не шевелить пальцами – течение прибьет тебя к пологому берегу твоих обычных привычек и твои болезни тебя уже никогда не отпустят. Но если начать шевелиться, как та лягушка в детской сказке, барахтаться, не складывать лапки и ложиться пузиком кверху, глядишь, и выплывешь к заветным берегам здоровья и долголетия.

Неужели твое тело не достойно лучшего? И что для него есть это лучшее? И как к этому лучшему прийти? И как твоей душе оздоровиться? Ответить на это не в состоянии никто, кроме тебя самого. Мы можем помочь тебе совершить выбор – и не более. Мы можем подсказать тебе, как не совершить ошибок – и не более, мы можем научить тебя, как избавиться от твоих вредных привычек – и не более. Избавиться же от вредных привычек, лишнего веса, множества болезней можешь только ты сам.

А как же врачи? – воскликнешь ты в недоумении. Ведь есть в жизни ситуации, случаи, в конце-концов… Да, в жизни бывает всякое. И всякие врачи. И в некоторых случаях выбора нет… Но выбор, выбор-то остается! И он всегда за тобой. Хотя бы выбрать толкового врача (что постепенно становиться из области фантастики). И за свою жизнь ты в ответе перед собой только сам.

Но хватит о самостоятельности. В наш бурный век излишнее стремление к самостоятельности ведет к падению незыблемых империй.

И если Вам хочется самостоятельного преодоления Ваших проблем – дерзайте. Я искренне отойду в сторону и мешать Вам не буду.

А для тех, кто хочет выслушать пару искренних и неприкрыто добрых советов, сообщаем: давайте сначала разберемся с теми наслаждениями, на которых паразитируют наши вредные привычки, и которые дарит нам наша прекрасная жизнь.

“It’s the Beautiful Life O-o-o-o-o”
(Ace of Bace)

Я люблю тебя, жизнь. И ничего нового в этом нет. Но повторять эти слова, пусть даже в песне – просто необходимость. Что наполняет нашу жизнь смыслом? Работа, семья, друзья. В этих трех замкнутых кругах судьбы мы и проводим основную часть времени: и будни, и праздники, и выходные.

А теперь подумайте, чем наши будни отличаются от наших праздников, а тем более от выходных? Правильно, нашими пищевыми привычками, а точнее, стереотипами нашего застолья. И если на выходных удается выбраться на природу, в лес, на рыбалку, пойти куда-то в сауну, то и там нас преследует тоже застолье, только в более упрощенном варианте.

Сначала разберемся с работой. У каждого на работе есть свои негласные правила, традиции, те же привычки... И если на работе принято «обмывать» не только первую зарплату, но и дни рождения каждого из сотрудников, то… То тогда состояние вашей талии напрямую зависит от вашего участия в тех же застольях. И как тут быть? Совершенно не участвовать? Коллектив не поймет, шеф заклюет, работы не получится. Что тогда остается? Участвовать «до победного конца». А где он, этот конец? И почему его считают победным? Победа-то где? На пустых тарелках? В грязных салфетках? Или на поверхности шефова стола, на котором вы со товарищи отплясывали ламбаду, когда бдительное начальство уже «свалило» с праздника, дабы не потерять лицо и не упасть оным в салат? Хорошо, когда шеф трезвенник-язвенник. И тогда застолья не поощряются. Но тогда работники в целях «упрочения коллектива» начинают собираться в ближайшей окресной пиццерии или еще где им кусочков окладов хватает для хоть какого-то веселья.

И как тогда быть? Неужели все так плохо? Хотите небольшой совет?

Научитесь уходить по-английски, вежливо и тихо, но приучайте коллектив к вашему английскому уходу постепенно, я опять-таки настаиваю, постепенно! Сначала получиться. Что вас начнут атаковать вопросами – почему мол раньше ушла – сообразите какую-то спасительную ложь типа: разболелась голова, срочный звонок свекрови (тещи) на мобильный, прорезались щенки у соседского пса, а лучший ветеринар в трех ближайших дворах это вы и т.д. Но не перемудрите. И каждый раз ваши отговорки должны стать короче, в конце-концов приучите их к междометиям типа «Ах…». Так Они привыкнут к Вашему раннему уходу и перестанут задавать вопросы. А потом запомните главное: очень трудно изменить свои привычки, но еще сложнее изменить привычки коллектива. Старина Моисей водил евреев 15 лет по пустыне, чтобы отбить у них привычку молиться неправильным богам. И что же? Стоило ему немного отвлечься, как на свет появился златой телец! Но кто вам сказал, что изменить привычки коллектива невозможно в принципе? Еще как возможно! Тогда дерзайте, меняйте привычки вашего трудового коллектива!

Скажете, опять эти громкие и ничем не наполненные фразы. А где альтернатива? А она уже есть, она существует!

Ее дал нам тот же проклятый капиталистический Запад. Ох уж эти их пресловутые «корпоративные вечеринки». И как это они умудряются проводить эти встречи, вечеринки, симпозиумы, семинары с разумным минимумом еды, достаточным количеством выпивки или вообще без оных – в играх (пейнтболе, например), развлечениях, путешествиях??? Если ваш коллектив требует острых ощущений – попрыгайте все с парашютами или сиганите с моста на канате, только смотрите внимательно, кто привязывает канат к ноге вашего шефа. Захотели менее острого экстрима – горнолыжные забавы, прогулки на байдарках или катерах, совместные поездки на бронетранспортерах – все вам подвластно. Найдите для этого средства в бюджете и желание вашего руководства. Этому желанию подчиняться остальные. Сначала с неохотой, а потом втянуться, протестовать будут только самые засушенные ретрограды, но именно они и станут самыми первыми претендентами на увольнение.

Меня всегда восхищали японцы. Вы видели передачи о том. как они развлекаются? Абсолютно идиотские, но очень подвижные игры, столь же идиотские, примитивные шутки, и сколько громкого, неподкупного, непридуманного веселья в этих людях. Они похожи на внезапно повзрослевших детей, которые дружной толпой кинулись в детство. Сначала мне показалось это бредом, полным бредом: как могут взрослые люди, да еще члены одного трудового коллектива (как сообщил комментатор), заниматься подобными глупостями.

Понимание пришло потом. Японцы все время трудятся. Они пашут, как волы – без перерывов, экономя на любом, даже самом незначительном отрезке времени, выигрывая для своей компании, корпорации, консорциума ТЕМП. Их быстрое развитие результат их адского труда. И, вполне естественно, что такой ТЕМП труда не может не отражаться на их сознании (подсознании), не может не вызывать стрессовое состояние организма. Хронический стресс был долгое время бичом большинства огромных японских корпораций.

И тогда появилось караоке…

Я имею в виду не саму игру – караоке – я имею в виду сам принцип: полное расслабление после работы. Да, после работы японцы стали «зависать» в караоке-барах и горланить во всю любимые песни, да они стали отдаваться глупым, но подвижным и отвязным играм на свежем воздухе. И ничего страшного, что твой начальник прямо перед тобой упал в грязь лицом в прямом смысле этого слова. На работе такого не произойдет никогда, а сейчас это возможно. Такие игры, такой способ отдыха стали огромным социальным громоотводом, они позволили японцам сохранять свою неповторимость и при этом оставаться самими собою, позволили создать такой темп роста промышленности и финансов, который не могли себе вообразить ни в одной западной державе.

А что мы? А мы ничего. Ничего на работе не делаем. Если сравнить наш темп работы и темп работы среднестатистического японского клерка, мы должны были бы сравнить улитку с восточноевропейским экспрессом. А посему вывод прост: мы так хорошо отдыхаем на работе (от семейных проблем, от пьянок с друзьями, от бесконечных выходных), что отдыхать ЕЩЕ просто некуда! Поэтому наши корпоративные вечеринки в лучшем случае превращаются в выезд на рыбалку с той же обязательной ухой, шашлыками и обилием алкоголя. Чтобы это понять мне надо было самому поработать в темпе японского клерка. Мне создали такие условия. Я выдержал два дня. Потом сдох. Мне нужно намного больше здоровья для того, чтобы работать как они. И я вдруг понял, почему в Японии самая высокая продолжительность жизни. Тот, кто сорок лет справляется с таким темпом работы имеет силы еще лет тридцать справляться с пенсионной ленью. Станьте мудрее, и вы сможете это понять без такого напряжения.

Итак, вы стали мудры, как питоны, хладнокровны, как очковые кобры, рассудительны, как удав Каа. И вы говорите мне: «А у меня ничего не получилось!» - гордо так, с вызовом, с ожиданием, мол, что он на это ответит. Мой ответ будет столь прост, что устроит даже Багиру.

Вы сами изменили хоть одну свою привычку? Если нет, то нечего пенять на то, что привычки целого коллектива вам изменить не удалось. Начните с себя. С себя самого. С хотя бы одной своей привычки. А если Вам удалось изменить хотя бы одну свою привычку – не отчаивайтесь. Постарайтесь получше присмотреться к своему собственному опыту и применить его в своем окружении. Тогда у Вас вс¸ несомненно получиться.

Дружба – близкие отношения, основанные на взаимном доверии, привязанности, общности интересов.
(И.С.Ожегов Словарь русского языка. – М. – 1986)

Не могу не согласиться с И.С.Ожеговым. Поэтому и общение друзей должно исходить из тех же общих интересов А у нас? – во главе угла все тоже застолье. Нет, не общение, а поглощение… Пищи, напитков, алкоголя, качества общения, искренности, а потом и самого дорого: дружбы и любви!

Дружба, а тем более любовь – это самые большие ценности в нашем мире. Что требуют боги от человека? Древние – жертв и страха, современные – почитания (дружбы) и Любви. И не даром Древние боги уступили место в нашем мире современным богам (я имею в виду только концепции учения – концепция страха и ужаса перед богами уступила место концепции любви и эта концепция любви стает все более привлекательной). Почему сейчас Бог ТРЕБУЕТ любви? А потому что Любовь намного более энергетичнее, намного богаче теми эмоциями, которыми и питаются те силы, которые мы считаем Богом. Мы отдаем этим силам силу своих эмоций. А эмоции страха, ненависти, дрожжи очень быстро истощают человека, они так же быстро заканчиваются, истощаются. А вот любовь – единственный вид самоподдерживающейся энергии, единственное чувство, которое может давать цепную энергетическую реакцию, вызывать ответное чувство у многих людей… Обмен энергией – одна из важнейших форм жизни. Факт общепризнанный, хотя и не выставляемый официальной наукой наружу. А Появление такого всемирного феномена, как Христианства, религии, буквально созданной на любви и пропитанной любовью говорит о многом…

«Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов» (² Петра, 4:8)

И вот, если боги перешли к энергии любви, то почему мы – подобия богов не можем питаться от того же источника? Что нам мешает кроме нашей же лени? Чего мы боимся? Отдать что-то в любви? А когда еще отдавать? И когда принимать? Даже неразделенная любовь дарит человеку целый новый мир, а про счастливо разделенное чувство и говорить нечего.

Но если и дружба, и тем более любовь настолько ценны, разве не надо эти чувства сохранять, подпитывать, пестить… И как мы подпитываем наши дружеские чувства? Правильно, за праздничным столом. И откуда вы взяли, что в огне вина, в пламени водки, на тлеющих углях мяса-гриль ваши дружеские чувства будут больше разгораться? Или разгораться вообще. Или после шумного застолья, переспав по пьяни с женой лучшего друга вы этим лучшую дружбу упрочили? Или укрепили вашу дружбу общеопоочередное рыгание во всех углах бывшей гостиной (бывшей, потому что после этого она превратилась не в гостиную, а в свинарник)?

Предположим, что все события праздничного вечера и не менее праздничного застолья никак не отразились на ваших отношениях с друзьями, что все прошло мирно-чинно, все разъехались по домам с сознанием выполненного перед обеденным жертвенником долга.

И что теперь? А теперь с вами осталась ваша внешность – ожиревшая и опротивевшая, неустроенность в семье, тяжесть в области печени.

А теперь мысленно посмотри на своих друзей, отправившихся по домам, и реши для себя, реши раз и навсегда: друзья ли они тебе? Проведи четкую и правильную черту. И разве тот твой друг, кому наплевать на твой внешний вид, на твое здоровье, на твои проблемы, разве друг тебе тот, кто общается с тобой только потому, что на твоем фоне он выглядит успешным, преуспевающим, здоровым? Если у твоих друзей есть общность интересов с тобой – они никогда не будут сокрушенно кивать головой и обращать внимание на то, что ты худеешь или сидишь на диете. Настоящий друг может чем-то помочь, но если не может помочь ничем, даже советом, то и теребить твою рану не будет. Есть такое понятие – деликатность дружеских отношений. Иногда эта деликатность просто необходима. Иногда вредна. Но настоящий друг всегда инстинктивно чувствует ту черту, которая разграничивает деликатность, активное соучастие и бесцеремонное вмешательство в твою жизнь.

Именно поэтому и общение с друзьями должно быть особенно доверительным и деликатным. И наш традиционный сытно-пьяный стол – не лучшая этому подмога. А по-другому нельзя? Можно. Вы были студентами? Могли ведь находить в те времена какие-то иные формы общения. Пусть даже из-за того, что был жуткий дефицит финансов. А что, сейчас с финансами намного пожирнее стало? Да??? Ну, поздравляю, поздравляю…

Что делать? Что делать? Давайте посмотрим, что нам предлагают другие, великие…

«… и друзей созову,
на любовь свое сердце настрою...
А иначе зачем на земле этой вечной живу?»
(Б.Окуджава)

В конце-концов мы понимаем, что настоящих друзей не так много. И настоящий друг будет для тебя той поддержкой и опорой, которая даст тебе возможность похудеть. А если твой «друг» говорит тебе: зачем тебе это надо, если он подсовывает тебе твое самое-самое любимое блюдо с тайной целью: чтобы ты сорвалась и перестала худеть. И только ты поправишься – они снова станут тебе теми же лучшими друзьями, которые тебе лучшие друзья и так прекрасно выглядят на твоем не столь прекрасном фоне.

И вот таких друзей ты просто должна стараться избегать. Стараться избегать надо крайне дипломатично.

Друзья познаются в беде. Друзья познаются не только в беде, но и в праздниках, радости, застольях. (Вспомните Николая Рериха). И об этом нельзя забывать.


Человек – раб привычки.

Ничто так не радует человека, как осознание
своей ничтожности
(приписывают Чингис-хану)

Антон Павлович Чехов говорил, что по капле выдавливал из себя раба. Все дело в том, что быть рабом просто, очень просто психологически ни за что не отвечаешь, всегда кто-то за тебя виноват, а если хозяин попадется обеспеченный, то быть рабом еще и доходно. Быть рабом привычек – выгодно в первую очередь морально. Фраза «а я так привык» кажется верхом остроумия и полностью оправдывает любое дело или бездеятельность, является универсальным спасителем и утешителем.

Да, мы привыкаем. Привыкаем к тому, как готовит наша мама, привыкаем к тому, как надо стирать и убирать, привыкаем следить (не следить) за чистотой, привыкаем к опрятности или наоборот и т.д. и т.п. Но сила привычки в том, что типичные действия откладываются у нас на бессознательном уровне, им присущ автоматизм – т.е. они готовы повторяться независимо от нашего сознания. Мы можем поставить на плиту кастрюлю с борщом, но если в кастрюле не плавает кусок свинины, нам этот борщ будет вкусным, постным и совершенно несъедобным.

У моего товарища была собака по кличке Майк. Нечто полубоксерское, но очень разумное. Ему готовили на плите большую кастрюлю еды, в которой варилось буквально все. В принципе, для этой семьи Майк был заместо свиньи. Но, даже если это варево делалось на костях, с кусками мяса, Майк его не трогал вообще. Он кушал только тогда когда на его глазах, подчеркиваю, на его глазах! кто-нибудь резал и бросал в варево кусочек сала. Вот пример пищевой зависимости. Вы скажете, что это собака, и что на собаках Павлов все поставил. Ну, во-первых последователей у Павлова хоть отбавляй, и собачек продолжают мучить во светлое имя науки, во-вторых, кто Вам сказал, что пищевые привычки собаки чем-то отличаются от пищевых привычек человека? Разве что фактор психологической зависимости надо учесть. Но кто сказал, что у собак нет психологии. Вопрос дискуссионный, недаром еще древние философы – киники (а не циники, господа, от греческого cinik – собака) утверждали, что собака куда лучше человека…

Майк был рабом привычки ВИДЕТЬ как в его варево кидают сало. Мы часто бываем рабом привычки кушать что-то определенное и в определенном (чаще всего в весьма безграничном) количестве. Вспоминаю одну свою соседку, добрейшую женщину, весом в десять пудов с лишком. Кушала она всегда немного, даже не просто немного. А очень-очень немного. «За весь день съела я всего одну тарелочку пельменей!» - говаривала она, вздыхая и закатывая глаза к небу, давая таким образом понять все муки голода, преследовавшие ее бренное тело. Как-то заглянув к ней на секундочку попросить соли я увидел ее пресловутую «тарелочку», в которой она уже произвела изрядное опустошение. В такой глубокой миске моя матушка обычно тесто вымешивала на вареники или пельмени в расчете на всю нашу пятиглоточною семью. «Понимаешь, Вадик, я ем так мало и никак не могу похудеть…» - с той же искренней болью в голосе пролепетала моя соседка. А вскоре я убедился, что вредная привычка никогда не приходит одна. Чтобы оформить группу, эта соседка вынуждена была лечь в эндокринологию. Конечно, при виде ее массивного тела врачи пришли в форменный ужас и тут же назначили ей так называемое «лечебное» голодание. Встретив меня добрейшая женщина так же нежно пролепетала: «Я тут голодаю, голодаю, и ни одного килограмма не сбросила, как мне быть, даже не знаю…» Был вечер трудного трудового дня и я тащился из эндокринологии не в паб (где это видано, чтобы простому советскому врачу можно было посещать пабы апосля работы, тем более и пабов у нас никаких не было), а домой и увидел… Мою соседку в парке, окружающем эндокринологию, сидящую с очередным мужем, который умильно смотрел на то, как дама его сердца поглощала небольшой такой бутербродик. Ну, знаете: если взять обычный советский батон, разрезать его пополам, намазать обе половинки маслом и во все это заложить кучу докторской колбасы и сыра получится как раз этот самый «небольшой» бутербродик…

Интересно, кто все-таки умнее, собака Майк, которая дважды в день все свое варево сжигала, бегая, как угорелая по зеленеющим окрестностям светлого города Чернигова или винницкая леди, чей каждый поход на базар (300 метров от дома) был непрекращающимся подвигом, о котором потом говорилось три дня: до очередного такого же подвига.

А теперь представьте себе, что из-под носа Майка выдернут эту самую тарелку с варевом или прекратят ему туда резать сало. Что случиться? Собака сдохнет? Жрать перестанет? Устроит сидячую забастовку и будет миски тупым своим носом отшвыривать? Фигушки. Меня мой приятель оставил со своим Майком на десять дней – поехал с девушкой на море. А вот про привычку своего пса жрать с нарезкой ничего не сказал. Времена были советские и наличие сотовой связи было тайной за семью печатями. Могу сказать, что почти за неделю Майк перековался. Он лупил кашу без всякого сала и так, что за его собачьими ушами все трещало. А вот попробовали бы вы у моей соседки отобрать ее тарелочку пельменей… Да ничего бы у вас не вышло. Не отдаст. Будет хитрить, обманывать, при самом жестком подходе (типа в больнице) на смену тарелке пельменей придет маааахонький такой бутербродик, но от своих пищевых привычек она не откажется ни за что в жизни...

К сожалению, человек всегда должен платить. Он и платит. Как платила моя соседка своим здоровьем за свои привычки. Но что толку осуждать человека, который со своей привычкой справиться не смог. Главное, что у него до последнего своего дня так и не возникло желания хотя бы на йоту ограничить себя. И каждый непрожитый ею год станет ей в этом упреком.

Хватит теории. Ты практику давай! – воскликнет раздосадованный читатель, читая в уютном кресле, в обнимку со своими вредными привычками мою брошюрку… - если хош чего практического сказать говори, а нет, так слазь с бочки!

Тогда давайте попрактикуемся. Как нам справиться с вредной привычкой.

Как ты понимаешь, мой драгоценный читатель, история про семечки появилась тут не случайно. И если я про них написал, следовательно, разговор продолжается. В конце-концов, недалеко от базара жил не только мой могилевский приятель. Ваш покорный слуга так же обитал в небольшом городке в трех минутах ходьбы от базара… В мое советское детство помните, были такие монетки по пятнадцать копеек? Так вот, в мое советское детство стакан семечек у нас на базаре стоил всего-то двадцать копеек. Так мы умудрялись накапливать эти самые дефицитные монетки в пятнадцать копеек (их накапливали и взрослые – звонить в междугородных телефон-автоматах) и покупали у бабушки семечек на пятнадцатикопеечную монету. Расчет был прост: со стакана семечек бабулька сбрасывала незначительный вершочек, так что мы оказывались при такой покупке внакладе.

Конечно, семечки я в таком количестве, как мой приятель, не потреблял, но все-таки, стакан в день для меня являлся комфортной нормой. Почему комфортной? Бывало, я обходился неделями без семечек, но тут же чувствовал, что мне чего-то не достает. А вот когда приезжал к родителям в гости сразу же шел на базар и закупал этих семечек стаканов десять-двенадцать, шоб на долго хватило.

А теперь постановка задачи. Мне надо было похудеть. Мотивации было – хоть отбавляй. Гипертония, которую мне сразу возвели во вторую стадию маловато? Но как похудеть, если с каждым стаканом семечек я получаю (см. выше) почти четверть крайне необходимых организму калорий, не говоря уже о граммах жира, в оных содержащихся.

Итак, начинаем с одной-единственной привычки. Можно ли избавиться от нее одним-единственным кавалерийским наскоком, приказав себе: с этого момента (только не завтра, а именно с этого момента!) я не ем ни одной семечки.

Я попробовал и продержался ровно четырнадцать дней. Потом опять поехал к родителям, ноги занесли меня на базар, где я попробовал пару семечек у одной бабушки, пару у второй, взял маленький стаканчик… В Винницу я ехал с торбой семечек.

Почему не срабатывает кавалерийская привычка в данном случае? Ведь семечки не являлись моим любимым блюдом?! Моим любимым блюдом был салат Оливье. Но от этого салата я отказался легко и безболезненно, кавалерийский наскок удался. А вот от семечек…

Ответ прост: любимое блюдо и пищевая привычка находятся в разных плоскостях нашего личного мироощущения. От любимого блюда можно спокойно отказаться, если вы едите его только по праздникам и не употребляете его регулярно (ежедневно, еженедельно). В конце-концов, похудев и правильно готовя еду вы сможете в любой момент приготовить свое любимое блюдо и насладиться им без вреда для своего здоровья. То есть, при наличии устойчивой мотивации любимое блюдо можно спокойно перевести в пищевой резерв. С привычной едой такой фокус не проходит.

Что происходит с наркоманом, курильщиком никотина, кофеманом, когда его насильно лишают какого-то столь привычного его организму продукта? Ломка! Вот и меня ломало без семечек, хотя и не так явно, как гашишима, но по такой же схеме. А учитывая большое количество легальных точек, где безнаказанно продают семена подсолнуха… Соблазн постоянно брал верх.

«Постепенно курить бросить нельзя.» - скажет успешно бросивший курить человек. Соглашусь с ним. Но общество создало огромную искусственную, но тем не менее, эффективную систему мотивации отказа от никотиновой зависимости. Лечением наркотической зависимости с переменным успехом занимаются сотни научных и медицинских учреждений. И никто НИКТО не занимается избавлением человека от пищевых привычек.

Оливье с майонезом – высокое давление – майонез убираем, давление падает – мотивация более чем достаточная, тем более, что результат быстрый, эффект стойкий. Поэтому любимое блюдо оказалось вообще не проблемой.

А как же быть с семечками?

И тут на выручку следует доктор Фрейд со своими фрейдистскими теориями. И если в его теории мы не вдаемся, то одну идею все-таки подхватываем. Если привычку нельзя победить ее надо заместить!

Есть ли тут логика? Несомненно! Привычка над нами властвует. Она даем нам ощущение власти над реальностью. Если привычку резко убрать образуется пустота. Незаполненное пространство вызовет душевный дискомфорт. Следовательно, его необходимо чем-то заполнить. И очень хорошо, если на замещение вредной привычки придет полезная. А если другая вредная привычка?

Про что не договаривают никотинзависимые наркоманы (курящие попросту). А о том, что они не бросают курить! Они просто привычку курить заменяют другой привычкой. Сосать леденцы, например, тут у нас, на Украине, теми же семечками, а еще есть антиникотиновая жвачка, в которой антиникотинового только привычка ее жевать! Кстати, почему курильщики бросив курить набирают сразу же вес? Потому что никотин способствует снижению веса? Нет, потому что вместо одной неправильной курительной привычки они получили другую неправильную, но уже пищевую привычку (семечки, леденцы). Просто общество к пищевым привычкам относится намного более попустительски, нежели к курению. Да, жратва семечек, жирной пищи, высокоэнергетичных углеводов не приводит к раку легких, но кто сказал, что от ожирения и связанных с ним проблем страдает и умирает меньше народу, чем от сигарет и последствия курения?

Из рабства в люди

Давайте вернемся к тому же А.П.Чехову. Как он говорил «по капле выдавливал из себя раба»? А ведь в этом есть смысл. Смысл преобразования. Это мы не понимаем простой гениальности этих слов. А ведь человек. Сказавший такую фразу прошел ПУТЬ! И какой! От Антоши Чехонте до Антона Павловича Чехова – от заштатного фельетониста до звезды мировой литературы!

Человек просто поменял писательские привычки. И вместо того, чтобы писать просто и смешно о простом, стал писать просто и смешно о сложном. Мой друг-писатель как-то сказал, что Чехов исчерпал все сюжеты в мировой литературе. Можно просто прочитать его произведения, а все остальное будет лишь вариациями на темы, заложенные самим Чеховым. Так это или не так, судить не мне. Но вернемся к нашим баранам…

Итак, есть идея – выдавить раба по капле. Это что, курить по пол-сигареты меньше каждый день? Не проходит! – возразит мне все тот же никотинзависимый читатель. Так речь и не идет о никотиновой зависимости. Пищевая зависимость куда сложнее будет! И от нее избавляться надо по-особому.

Итак, я попробовал сначала заменить привычку, помните. Остается после привычки пустота. Тогда я стал вместо семечек потреблять арахис. Но любой арахис не проходил. Надо было, чтобы чем-то совпадал процесс. И я выбрал арахис, который жарен в скорлупе, такой продается в пакетиках по 60 или 100 гр. Итак, вместо одного стакана семечек у меня начал уходить один пакетик арахиса в день. Процесс шелушения оставался. И что же? Да ничего хорошего. За месяц я набрал целый килограмм. Откуда он взялся? Стал считать. А ведь в 100 гр арахиса жареного содержится 589 кКал. Ничего себе! Значит, поглощая его в количестве от 60 до 100 гр/сутки я получал чистоганом от 350 до 590 кКал! А семечки, помните, примерно 465 кКал. Так где же выигрыш? Не говорю про финансы – новая привычка стала обходиться мне вдвое дороже старой! Да, плохая привычка никогда не приходит одна: у меня привычке уничтожать подсолнечные семена сопутствовала привычка делать это основательно – до последней семечки! Эта вторая привычка подвела меня при переходе на арахис: ну не мог я остановиться на семи-восьми штучках арахиса, лупил эти распроклятые стограммов до самого конца! Последней каплей оказалось то, что я к арахису как-то незаметно для себя стал добавлять по маленькому стаканчику семечек… Все! Капут! Привычка опять победила…

Итак, замещение одной привычки на другую не удалось. Даже когда я поменял арахис на безвредную (только не для пломб) жвачку без сахара. Итог был тот же: через три-четре недели привычка к семечкам победно возвращалась. Почему? А ведь ответ лежит на поверхности. Все тот же кавалерийский наскок, тока кавалерия поменяла мундиры – вместо тяжелых кирасир последовала легкая гусарская эскапада.

Вопрос «Что делать?» у нас, на Руси, почти постоянно совмещается с вопросом «Кто виноват?». И никто не упоминает при этом, что оба вопроса не совсем корректны. Особенно в их совместном сочетании. Хотя ответ на второй вопрос у нас всегда готов, как и на третий, не менее важный «Кто будет ЭТО делать?» А ответ такой: «Пушкин, Александр Сергеевич!».

Итак, когда авантюра с арахисом не прошла я опять задал себе эти три сакраментальных вопроса, отложив универсальный ответ на потом. Всегда сложно осознавать свои ошибки. Очень сложно понимать, а точнее принимать, тот факт, что вся ответственность лежит на тебе и только на тебе!.. И никто и никогда за тебя ничего путного для тебя не сделает! Ты должен научиться САМ выбирать свою дорогу, принимать какие-то важные решения, выполнять и перевыполнять намеченные тобою же планы!

Так как же быть?

Я стал отказываться от семечек постепенно. Сначала уменьшил ежедневную дозу от стакана до полустакана. Потом, недели через две, стал этот полустакан употреблять через день…. И… опять ничего не вышло…

Я сидел поздним вечером и разговаривал с почти пустой посудиной коньяка. Настроение было как у заспиртованного таракана – хуже не придумаешь. Вопросы перемутились в голове так, что я из них смог вытянуть что-то типа «Что? Кто? и Какого?» На большее мозгов, видимо, не оставалось.
Тогда и пришел ответ.

Что поделать, если лучшие прозрения славянской духовной мысли приходят на очищенную алкоголем от всякой мысленной шелухи голову?

Правильно, в тупиковой ситуации иногда полезно немного выпить. Как говаривал герой Миколайчука в «Потерянной грамоте» «горилкы… Тильки тришечки, тильки пивведра».

Я понял, что ближе всего к успеху был в самой последней попытке. Не хватило только самой малости. Чуть-чуть не хватило, но чего-то настолько важного, что это чуть-чуть мою попытку похоронило...

Я нашел это чуть-чуть. Читали «Чапаева и пустоту» Пелевина? Ну вот, ответ в этом термине – пустота. Надо было правильно сосуд наполнить. Но не пустопорожней привычкой жевать резинку или щелкать другой пищевой продукт. Я понял, что мне надо прийти к такой привычке, которая сумела бы возместить мне ту внутреннюю энергию, которую я вытаскивал из привычки щелкать семенами. То есть – я щелкал семечками, чтобы успокоить свою нервную систему, причина же привычки была во мне, в моих внутренних проблемах, в пустоте, которая находилась не вокруг меня, а во мне самом... Будда, стреляющий из своего глиняного пулемета, попал мне под сердце…

Писатель-провокатор Борис Виан как-то заметил, что жить стоит ради двух вещей: любви к прекрасным женщинам и новоорлеанского джаза. По поводу новоорлеанского джаза – это вещь! А по поводу прекрасных женщин тут и возразить нечего. Знаете, каждый волен выбирать то, что ему необходимо, подходит, соответствует его темпераменту, мироощущению, морали. В конце-концов, любовь к чему-то (кому-то) и есть та единственная сила, которая способна одну вредную привычку превратить в одну хорошую. И тут нельзя быть наглым и откровенно нахрапистым: любовь довольно деликатное чувство. Ее нельзя опубликовывать ради потехи толпы, о ней стоит умалчивать, особенно если это любовь не к Новоорлеанскому джазу…

Историю любви я тут описывать не собирался, но коснуться ее пришлось – без нее история победы над привычкой была бы неполнокровной.

Искренне Ваш.
В.Григорьянц

Комментарий от «Юрсаны»

Есть не один метод расставания с вредными привычками. Теоретически, привычку можно обменять, выкупить, проиграть, выкинуть волевым усилием, создавая «пузыри пустых привычек», однако все это в теории. Данная статья полезна практическим опытом, которым автор щедро с нами поделился. На практике сформировать полезную привычку и заменить ею вредную – достаточно долгий и трудный путь. Ошибиться и поскользнуться на нем – очень и очень просто. Если хотите опереться на твердую руку и глубокие практические знания инструкторов «Юрсаны», обращайтесь в наш клуб, и мы поможем вам конкретным советом.

 
tur-vyhodnogo-dnya

Увлекательное приключение
Фитнес –тур

zagolovok-dieta-pri-zabolevaniyah dieta-pri-zabolevaniyah

Диета при заболеваниях. Метаболический синдром.

vopros-otvet

На ваши вопросы отвечает диетолог Цветкова Алла Борисовна

 
1
20minutnatali
blogs-lb-ua2-1argumenty-i-facty